ФОРУМ "ГОВОРИМ ПО-РУССКИ"

Архив форума (#2090)
28.07.2002 01:57 - 28.07.2002 02:59
Предыдущий | На главную страницу | Вниз | Следующий

Книппер-Чехов
Ольг Леонардович, Mara
Книппер-Чехов
Книпперу и Чехову Z
Книппер-Чехов
Книппер-Чехов
Книппер-Чехов
Книппер-Чехов
Книппер-Чехов
Книппер-Чехов
 
Книппер-Чехов
28.07.2002 02:59
Наверх | Предыдущее сообщение | Следующее сообщение | Вниз
Тема: 

Маре
Просто публикую.


Mara
28.07.2002 02:56
Наверх | Предыдущее сообщение | Следующее сообщение | Вниз
Тема: Ольг Леонардович,

чтой-то с Вами? Тоска заела?


Книппер-Чехов
28.07.2002 02:44
Наверх | Предыдущее сообщение | Следующее сообщение | Вниз
Тема: 

Основная задача распознавания символов -- отличить фаллические символы от вагинальных. Известно, например, что такие буквы, как i и l относятся к фаллическим. Напротив, символы a, m, o и особенно n -- вагинальные. Большинство современных программ распознавания символов уверенно справляются с этой задачей. Согласно негласному соглашению, фаллические символы обозначаются Х (от слова хорошо), а вагинальные -- П (от плохо). Сомнительные символы, вроде p и q, тоже обозначаются П (промежуточно). Результаты распознавания английского текста, как правило, вполне удовлетворительны. Так, в ПППП мы легко узнаем слово fuck (все символы сомнительные); соответственно, ХП ППППП ХППП ППППП ХП ППХПХП без труда читается как <<to cross from Dover to Calais>> -- пересечь Ла-Манш между Дувром и Кале.
К сожалению, в русском языке фаллических букв нет. Это существенно затрудняет пользование упомянутыми программами. В самом деле, как отличить ППП (в смысле буй) от ППП (в смысле мир)? Данная проблема...

Читайте аналитическое приложение "Полшестого-писи"!


Z
28.07.2002 02:43
Наверх | Предыдущее сообщение | Следующее сообщение | Вниз
Тема: Книпперу и Чехову

Я думаю, один с вас гений. А другой не совсем. Я так думаю.


Книппер-Чехов
28.07.2002 02:26
Наверх | Предыдущее сообщение | Следующее сообщение | Вниз
Тема: 

Возвращение
I
Дождь ходоку не помеха
На берегу Токапатуки, там, где она плавным изгибом как бы касается склонов Дорширских холмов, сидел мертвец. Назвать Дорширские холмы веселым или хотя бы приветливым местом мог бы, пожалуй, только человек, о котором в здешних местах говорят <<сел не в свои сани>>. Несмотря на безрадостность унылого пейзажа, тянущегося без каких либо приметных пунктов, будь то дерево или куст, на много миль окрест, взгляд трупа был бодр. Достоинство покойника -- спокойствие. И наш покойник обладал им в полной мере -- насколько позволяло ему истлевшее тело и о чем свидетельствовал твердый взгляд ввалившихся глаз, некогда притягивавший благосклонные взгляды Первых Леди Бостона и Сан-Франциско -- взгляд, который никто не сравнил бы с перезревшим початком маиса.
Но вот труп встал и зашагал на запад. При жизни он был отменным ходоком -- из тех, что покрывают по двадцать миль, не чувствуя ни малейшей усталости.
... Как бы смеясь над Человеком, возомнившим себя господином Природы, пошел дождь. Дождь яростно бросал потоки воды в лицо трупа с силой, напоминающей о снежных зарядах отрогов Грейвилльских гор, залепляющих лицо путнику либо недостаточно состоятельному, чтобы коротать ненастный вечер в каминном зале наследственного имения, принадлежавшему неисчислимому числу поколений предков, покрывшим себя славой на Полях Чести, либо недостаточно благоразум-ному, чтобы не пускаться в путь в такую непогоду, что, кажется, все враждебные силы с той стороны Неведомого восстали, жалобно и угрожающе завывая и пы-таясь, как сказал Цеппелин, <<преградить все пути>>. Как бы поставив себе исклю-читель-ную задачу сделать его задачу как можно более трудно-испол-ни-мой, ветер кидался в изборожденное морщинами лицо мертвеца, покрывая его брызгами дождя.
Однако же труп бодро продолжал путь. Вся его плечистая, энергичная фигура как бы говорила: <<Только бы дойти то дуба у калитки...>>
II
При пастьбе можно найти кое-что интересное
Не очень-то хочется покидать теплую постель и, заткнув кнутовище за отворот подбитой мехом курточки, сменить объятия Морфея на холодные поцелуи Гиперборея. Тем не менее Джон Кушинг, побуждаемый словами любящей, но требовательной матери, Гонории Кушинг, проделал этот переход и теперь шел, предводительствуя маленькому стаду, состоящему из нескольких волов и коров.
Дойдя до поворота к реке, его внимание было привлечено лужайкой, окру-жав-шей старый покосившийся дуб. Таинственное манит нас как магнит. И повинуясь зову Тайны, Джон Кушинг свернул на неприметную тропинку...
-- Эге, да тут покойник! -- пробормотал юный пастух, приближаясь к скелету, сжимавшему в истлевших пальцах пожелтевший клочок бумаги. Повинуясь естест-венному любопытству, Джон Кушинг не без труда разжал скрюченные пальцы тру-па и прочел следующие строки.
Дорогой Джордж. Ваша глубокая привязанность тронула мое сердце, которое, как я до того полагала, стало бесчувственным в этом суровом краю, где господ-ствуют грубые нравы дровосеков. Жду вас у дуба у калитки.
Уже почти что ваша
Гонория>>

Читайте произведения американских писателей!


Книппер-Чехов
28.07.2002 02:20
Наверх | Предыдущее сообщение | Следующее сообщение | Вниз
Тема: 

Страсть, вспыхнувшая внезапно, преобразило жизнь, доселе посвященную одному искусству. Мольберт, неизменный спутник занятий художественных, был оставлен.
Раз под вечер сошлись понтировать у Jerome.
Шум тысяч карт, бросаемых на зеленое сукно, неприятно развлекал N.
-- Угодно ли вам загнуть ...? -- спросил Гревский.
-- Fait d'amour avec ta mere -- рассеянно возразил N и тотчас велел закладывать.
N*** ехал на бричке с тем особенным воодушевлением, с каким едет на бричке очень молодой и очень хороший молодой человек. С какою-то особенною ловкостью болталась его голова, руки и ноги.
Но чем дальше он ехал, тем дальше то хорошее, что появилось в нем, когда он ..., уходило куда-то, и тем больше и больше то ложное, что он видел и в себе, и в жене, и во всех окружавших его людях, обнимало его. <<И хорошо... и ладно, думал он, и так и надо>>... N*** спал, запахнувшись в полость, и тот особенный запах, который сопровождает людей, которые спят, запахнувшись в полость, распространялся вокруг его молодого, вымытого французским мылом тела.
Не так ли и ты, читатель, заметив из окна брички крестьянку, преграциозно изогнувшую стан, поднимая коромысло, уже мчишься к ней мыслию, желая в одно и то же время и облегчить ее ношу, и прикоснуться к ее грациозному стану. Молодость, молодость... Мелькнет ли за корчмой знакомый голубой платок, пройдет ли, опираясь на суковатый костыль, седой боевой капитан -- все рождает в тебе живой отклик, все будит воображение...
***
-- На Кавказе стреляться на десяти шагах почитают за ничто-с, так, дескать, баловство одно.
-- Как же стреляются на Кавказе?
-- А вупор.
-- Как это, вупор?
-- А очень просто-с. Сойдутся на адате, это вроде гумна по-нашему, друг другу к грудям приставят пистолеты, а та девушка, из-за которой у них дуэль вышла, по-ихнему говоря, гузель, и кинет платок, тут-то они курки и нажмут...
....
Ну, помолился я Владимирской Божьей матери, заступнице, и иконку за полость запахнул.
А татарин покраснел весь, затрясся, стреляй, кричит, не убьешь -- не жить тебе, встречу -- живот вспорю, кишки на свейку намотаю, простату в рот засуну,будешь, кричит, перед смертью ятра свои есть. Ну, я кнопочку и нажал.
-- И вы убили его?
-- А как же-с, при стрелянии вупор никак промахнуться невозможно.
Мейтимер долго не умирал, все сучил по мерзлой земле обутыми в чувяки ногами и затих только под вечер. Из-под над Терека потянуло горелым кизяком, там лежала вся эта земля, истосковавшаяся по казахским рукам.
К октябрю дела на казахском фронте складывались неблагоприятно. Конница генерала Шаймиева вязла в солончаках, продвигаясь на 2--3 километра за сутки и теряя на каждом километре до 100 стволов и 200 шашек. Перегоны были забиты войсками, двигавшимися на восток, и бросившими волов, коров, быков и все добро, которым держалось крепкое казахское хозяйство, беженцами, двигавшимися на запад.
На перегоне под Белым Малинником N***, с судорогой сведенной ляжкой, сел, выпучив глаза, на лавку, головенкой с репу вареную забившись о неструганные доски.
-- Где? -- крикнул страшно, люто.
Перепугался ... Ох, крутехонек. Чуть что не так -- дерг на дыбу -- и не жди легкой смертушки. Изломает до хрусту костяного. Нальет свинец в раззявленный рот жаркой струей -- не отговоришься нетями, недугой утробной.
-- Тут, ё маджести, -- только и вымолвил ..., жарко, со слюной выталкивая непонятные слова, -- все сготовил, пленти ов.
-- Люблю. -- поцеловал в губы, с хрустом, до крови, вышел в сени, дергая ногой. -- Давай этого, что не зипунов недопоставил -- на дыбе ломать буду.
Тонко, по-заячьи, закричал англичанин, чуя смерь лютую.
И выходил, посверкивая стальным зубом, в высоком шелковом цилиндре, играя кастетом на тонких пальцах, главный пытатель Республики. Жалок, жалок был вид английского туриста, встретившего холодный взгляд убийцы.

Читайте сочинения этого... Как его? Ну, еще сажать его собираются... И давно пора!


Книппер-Чехов
28.07.2002 02:05
Наверх | Предыдущее сообщение | Следующее сообщение | Вниз
Тема: 

Еврей несет с собой только смерть. Куда ни ступит его нога, там народ, до сих пор живший своим трудом, раньше или позже начнет вымирать.

Читайте сочинения Адольфа Гитлера!


Книппер-Чехов
28.07.2002 02:04
Наверх | Предыдущее сообщение | Следующее сообщение | Вниз
Тема: 

Но, несмотря на весь ужас убийцы пред телом убитого, надо резать на куски, прятать это тело, надо пользоваться тем, что убийца приобрел убийством.

Читайте сочинения графа Толстого!


Книппер-Чехов
28.07.2002 02:01
Наверх | Предыдущее сообщение | Следующее сообщение | Вниз
Тема: 

Вернувшийся с Кара-Богаз-Гола

Кто сел на соль, тому юрту не ставить.
Казахская пословица

Походы за солью становятся все длиннее, времени на них уходит все больше, на работу его уже не остается. Кому нужен такой работник? Как говорится, увольнение следует. Оставшись без работы, солонка (так называют <<севшего на NaCl>>) становится легкой добычей соледельцов и соледилеров. Не все знают, что в Москве существует не менее 450 точек, где соль наготове в любое время дня и ночи. Тут всегда отсыплют горстку желанных белых кристаллов. Но -- не бесплатно, ох, не бесплатно! Заказные убийства, разбойные нападения, хищения в особо крупных -- таков далеко не полный список <<подвигов>> клиентов соляных лавок.
Над Москвой идет снег. Дворники посыпают тротуары солью. Москвичи, портя обувь, шагают по бурой жиже, спешат по своим делам, не обращая внимание на человека, жмущегося к подворотне. Он хочет остаться в тени: авось не увидят, авось пройдут мимо, не заметят пепельный оттенок кожи, сухим песком похрустывающей под пальцами, сухой блеск глаз, в которых когда-то отразилось солнце Кара-Богаз-Гола, да так и осталось, застыв мутным бликом где-то около зрачка.
Я вижу его. Я знаю, откуда он вернулся.
Прощай. Ты хотел Большой Соли. Но там, где есть соль, нет жизни, а там где есть жизнь, нет соли. Тебе нет места в этом мире.

("Полшестого", 1999, №14)


Книппер-Чехов
28.07.2002 01:57
Наверх | Предыдущее сообщение | Следующее сообщение | Вниз
Тема: 

Чье сердце не билось учащенно при виде букета, протянутого со словами: <<Это тебе...>>. Но внимательно ли мы приглядываемся к тому, что нам дарят? А ведь даря цветы, человек раскрывается самыми заветными своими сторонами, говорит нам то, чего никогда не решился бы сказать словами. Итак, допустим, вам подарили букет.
Букет будет стоять недолго, то же самое можно сказать и чувствах вашего поклонника. Чем более нестойки подаренные цветы, тем на более скоротечный роман рассчитывает даривший. Любители блиц-интрижек обычно дарит розы. Наутро их лепестки опадают -- а с ними простывает и след вашего мимолетного партнера.
Вам хочется более длительных отношений? Тогда обратите внимание на не слишком уже молодого человека, подарившего вам сухие метелки ... Они будут колыхаться долго, хотя и безрадостно.
Но лучше всего, если вам дарят цветы в горшке! Ведь они, если о них заботиться, со временем будут становиться все пышней и цветистей. Человек, подаривший цветы в горшке...

Читайте еженедельник "Полшестого"!


Предыдущий | На главную страницу | Наверх | Следующий

Яndex
Google

TopList










Оформление (C) Арнольд